gallery/y7eszz68kpm

ОПОЛЧЕНЦЫ ПЕТУШИНСКОГО РАЙОНА

И СЕГОДНЯ НЕ ЗАБЫТЫ...

gallery/32lkbubsx_u
НИ ЧТО НЕ ЗАБЫТО, НИ КТО НЕ ЗАБЫТ

САЙТ ОБ ОПЛЧЕНЦАХ ПЕТУШИНСКОГО РАЙОНА

ПАМЯТИ ОПОЛЧЕНЦЕВ

ПОИСКОВЫЕ НОВОСТИ

gallery/kpo

 

Ополченец Иван Смекалкин 

Житель д. Леоново, 1906 года рождения, Иван Яковлевич Смекалкин был призван на фронт почти сразу после начала войны, 25 июня 1941 года. Его семья – жена Мария Ивановна и сыновья Михаил и Александр – получила последнее письмо от него в декабре 41-го. А позднее пришёл документ страшнее похоронки – «пропал без вести». 
Родные знали, что воевал он на Ленинградском фронте, а больше ничего разузнать о нём не удалось, после войны было много таких, потерявших своих родных «без вести». И только сейчас, когда в сети Интернет выложены банки данных, когда созданы специальные архивы погибших, пленных, награждённых, поисковики создают карты боёв с указанием расположений подразделений, можно примерно, а иногда и точно установить судьбу воина. 
Внучка Ивана Яковлевича Татьяна Александровна Ковалёва попросила поисковика Евгения Алексеева, который вот уже много лет собирает сведения о своих земляках – жителях бывшего Аннинского сельского Совета, сгинувших на фронтах Великой Отечественной, разыскать информацию о деде, и Евгений взялся за дело. 
Растянулись поиски на долгих пять лет. По документам, уточняющим потери, было ясно, что сержант Иван Яковлевич Смекалкин служил в 281 Стрелковой дивизии 1062 стрелкового полка. Дата выбытия по документам – март 42-го, но поисковики знают, что к дате предполагаемой гибели в таких справках обычно приписывали два месяца – вдруг за это время солдат где и найдётся. Так что точкой отсчёта, а точнее, датой «пропажи» можно считать январь 1942 года. Дальше, зная последнее место службы, можно установить боевой путь подразделения, отправить запросы на место тех событий, может, там, на обелисках и списках братских могил числится имя солдата или собраны о нём сведения, понять, где скорее всего сгинул воин. 
Неизвестно, как именно Ивана Яковлевича занесло на Ленинградский фронт, ведь большинство наших ополченцев сражались в битве за Москву, да и призван он был раньше. Но тем не менее факт остаётся фактом, и родственники подтвердили (бабушка Татьяны, жена Ивана Яковлевича), что путаницы нет никакой – служил под Ленинградом. В январе 1942 года 281 стрелковая дивизия базировалась у железнодорожной станции Погостье Октябрьской железной дороги, которая стала отправной точкой Любаньской наступательной операции по прорыву блокады Ленинграда. Название станции стало пророческим: согласно оценкам самих участников тех событий, а также по архивным материалам, на маленьком участке фронта войска Красной Армии за неполных 3 месяца, в бессмысленных лобовых атаках штурмуя отлично вооружённых и успевших укрепиться на позиции немцев, потеряли убитыми и пропавшими без вести (не считая раненых) более 30 тыс. солдат и офицеров. Их не успевали хоронить во время боёв и они так и остались лежать по воронкам, канавам, вдоль и ныне существующей ж/д ветки и насыпи, вмерзали в болотистую почву, а поверх через какое-то время укладывались следующие атакующие... 
Артиллерист 88-го артиллерийского полка 80-й стрелковой Любанской дивизии Василий Чуркин так описал в своём военном дневнике станцию Погостье 9 марта 1942 года: «Большой ценой досталось нам это Погостье, тысячами трупов была усеяна изрытая снарядами земля. Трупы, всюду трупы. Куда ни пойди, везде лежали убитые. Я уже не новичок, мне приходилось видеть страшные картины войны, но здесь, увидев устланную в таком огромном количестве трупами землю, я был потрясен до глубины души. Среди убитых много было и вражеских солдат. Ни словами, ни на бумаге не передать, как сам видел и ощутил эти страшные картины». Подробнее об этом можно почитать в книге участника войны, очевидца тех событий Николая Носова «Воспоминания о войне». До сих пор в тех болотистых лесах поисковики каждый год находят останки наших воинов. Земля в тех местах напичкана железом: боеприпасы, разбитая техника, колючая проволока... 
И всё-таки Погостье взяли: сначала железнодорожную станцию, затем и деревушку. Сейчас там практически никто не живёт круглый год. Но каждый год тянутся и тянутся люди, идущие поклониться месту, где погибли их деды и прадеды, активно работают поисковые отряды. 
В послевоенное время останки бойцов, воевавших на территории Кировского района, где и располагалось подразделение Ивана Яковлевича Смекалкина (281 стрелковая дивизия), были перезахоронены на братском воинском захоронении п. Малукса. «Имя бойца Смекалкина И. Я. внесено в списки на увековечивание и будет нанесено на мемориальную плиту к 09.05. 2020 г.», – говорится в ответе Евгению Алексееву и родственникам воина от администрации Кировского района Ленинградской области. 


Наталья Гусева.

 

gallery/28421
gallery/28420
gallery/28419 (1)

Дедушка Иван

Много лет прошло с той далекой, но близкой для каждого из нас войны. Эти грозные дни в каждой территории большой нашей страны проходили по-разному. Все зависело от времени и территориальной расположенности к линии фронта. Московская область, деревня Пекша. Здесь, в живописном крае, запечатленном на века Исааком Левитаном на своих полотнах, первые дни войны были типичны для отдаленной от границ России: подготовка к демобилизации, слезы, проводы на фронт и уверенность в скором разгроме врага. Моя бабушка, Евстигнеева (в девушках Андронова) Ольга Дорофеевна, родилась в 1909 году в деревне Пекша. В 19 лет была отдана замуж за Евстигнеева Ивана Егоровича, 1906 года рождения, деревня Пекша, статного, молодого человека с голубыми глазами и добрым нравом. Было ему тогда 21 год. Он служил в пожарной команде, фотографию его сослуживцев и самого деда среди них я обнаружила, к великой радости, в краеведческом музее Караваевской школы Петушинского района. У нас в семье тоже сохранились его фотографии с пожарной командой и старинной техникой, с макетом пожарной башни на учениях, а также фотография дедушки Ивана на сером в яблоках коне, в буденовке и военной форме. Вот таким красавцем в рождественские гадания бабушка и увидела своего суженного в зеркале. В 1935 году дедушка обучился водительскому мастерству на станции Вязники в школе шоферов на фабрике «Комсомолец». Это была редкая профессия в те времена в деревне. Ездил на полуторке по всей московской области, чаще всего – в Москву. Бабушка занималась хозяйством по дому. Растила маму, ухаживала за пожилой свекровью, прабабушкой Елизаветой. Перед 1941 годом войну ожидали многие, политическая обстановка была накалена. Дедушка рассказывал маме и бабушке, что вез нередко пассажиров, предвещавших страшную войну. А в деревне однажды, за околицей, молодежь была поражена странным видением, миражом. Сидели девчата и парни на лавочках, пели под гармошку, общались, и вдруг из-за поворота послышалось дикое ржание неведомо откуда несущихся красных коней, они летели в их сторону, земля загудела. Всеми охватил ужас и страх, стали креститься – видение исчезло. А гул продолжался, в ушах звенело. Как уверяли деревенские, это было знамение. Дедушка Иван ушел на фронт в первые дни войны вместе со своими земляками из Черкасово, Болдино, Желтухино. Дедушка водил военную полуторку. Прислал три письма на желтой в клеточку бумаге, написаны они были химическим карандашом и красивым почерком. Он писал, что посылку с теплыми носками и варежками получил, что они готовятся к защите Москвы (я читала эти письма). Но их куда-то потом спрятала бабушка, и мы их, к сожалению, после не нашли. Дедушка Иван передавал низкий поклон соей маме Елизавете, нашей прабабушке, велел беречь доченьку Лидочку, нежно называл бабушку Олечкой. Выражал уверенность в скором возвращении. Но 10 октября 1941 года, в «черном октябре», после боя под Вязьмой дедушка пропал без вести (так написано в книге Памяти). Страшный Вяземский котел – место окружения чудовищного количества наших войск в октябре 1941 года. Катастрофа, о которой в хрониках Великой Отечественной старались сказать покороче и посдержаннее, занижали количество погибших, представляли эту оборону как «важный момент для задержания войск группы «Центр» для укрепления обороны Москвы. В этом котле сгинула большая часть московского народного ополчения. До сих пор в лесах под Вязьмой находят заросшие лесом машины, огромные захоронения, где удается опознать в лучшем случае одного-двух человек, тайники с документами и знаменами и даже кавалерийские сабли (жители деревни Шутово одну рощу называют «Сабельным лесом» – там оборонялся кавалерийский полк, и сабли находят и сейчас). В этих местах до сих пор не пашут – невозможно, настолько земля начинена железом и человеческими костями… До сих пор точно неизвестно, сколько же там полегло людей. Но нам известно, что он был с земляком из деревни Черкасово, Братовским Павлом (он вернулся с войны), в одной машине, они везли снаряды. Началась бомбежка, после команды «воздух» они бросились из полуторки в разные стороны. После налета в том месте, куда выпрыгнул дедушка Иван, осталась только воронка… А таких Иванов полегло тогда в этом Вяземском котле тысячи, вечная память им, поклон низкий! Дома остались моя мама Лида, бабушка Ольга и прабабушка Лиза. Их дом был самым привлекательным в деревне по аккуратности и условиям, так рассказывала бабушка, поэтому с первых дней, по распоряжению председателя колхоза там расположился штаб неизвестного, так мама и не узнала в силу возраста и секретности, (ей было 10 лет) имя офицера высокого ранга. По моей просьбе она описала его так: небольшого роста, черненький, похож был на человека еврейской национальности, с живыми острыми глазами, добрый, был одет в гимнастерку, а сверху – кожаная куртка. Работал над картой, много курил. Дом находился на окраине деревни, ближе к полю, в Малой Пекше, охранялся часовыми круглосуточно, загадочный офицер работал днем и ночью, моя мама с бабушкой его не беспокоили, сидели тихо на печке. Бабушка его поила молоком, он же угощал сахаром и печеньем. Военный был щедр, когда мама Лида делала уроки, ей давал много карандашей и бумаги. В доме в отличие от других домов в деревне был проведен свет. К нему приезжали на мотоциклах другие офицеры, длилось это событие до начала боев под Москвой. К столице шли и шли войска, колонны военных. Останавливались на короткий отдых в деревне. Запасались едой и водой. А из Москвы тянулись машины с женщинами и детьми. В конце сентября за «квартирантом» приехала машина, ночью тайно в сопровождении охраны он срочно отправился в сторону Москвы, оставил на сохранность свой черный чемодан и велел бабушке Лизе за ним присмотреть. Через два дня приехали два мотоциклиста в кожаных куртках, потребовали отдать чемодан. Но бабушка Лиза была непреклонна. «Не отдам, пока не велит председатель колхоза», – заявила она. Председатель колхоза похвалил ее и забрал сам чемодан в сельсовет. Не раз приезжали военные в кожаных куртках, на мотоциклах, расспрашивали об офицере, было что-то в этом тайное и тревожное. В холодном ноябре немец подошел к Москве. Начались бои за столицу. Небо над Москвой полыхало. Отблески были видны в деревне и по всей ближайшей территории. Земля гудела. Все молились за Победу! Враг был отбит. Деревня жила своими заботами. Проводились учения по эвакуации, все бежали за овраг. Там и сейчас сохранились выемки в земле. По распоряжению председателя все с детьми быстро направлялись туда, взяв с собой только документы и сменное белье. Но Бог миловал: эвакуироваться жителям наших ближайших деревень не пришлось. Зато в памяти нашей семьи навсегда остался рассказ мамы, как ее спасли от немецкого летчика-разведчика наши солдаты. А было это так. Бабушка работала в колхозе. Август – месяц. Мама жала траву для коровы Милки на поляне у болдинского железнодорожного моста, рядом всегда сидела с ней любимая черная кошечка, она охраняла свою маленькую хозяйку. Вокруг военные у лесочка занимались своими делами. Вдруг раздалась команда «воздух», все солдаты исчезли в лесочке, мама услышала гул самолета, это был немецкий разведывательный самолет, он пролетел над нею на низкой высоте, она даже увидела лицо фашиста в черном шлеме и страшные кресты на крыльях самолета. Самолет поднялся вверх и пошел делать второй круг, пока немец делал маневр, маму схватили солдаты и спрятали в лесу. Самолет снова на низкой высоте пролетел над лесом и железнодорожным мостом, покружился и ушел… Взволнованные военные снова занялись своими делами. А мама побежала домой. Спасибо этим солдатам, что не повторилась картина А. А. Пластова «Немец пролетел». Не раз немецкие самолеты долетали до Болдино и даже пытались взорвать ковровский железнодорожный мост, но бомба упала рядом с мостом. Это была стратегическая дорога на Восток. Бабушка Оля физически, как и все женщины войны, много трудилась: валила лес на болоте, укладывала шпалы на железной дороге. У ее сестры, Аникиной Полины Дорофеевны, было три сына, росли мальчишки в военных условиях. Бабушка им помогала. Нашел как-то Вася патроны в лесу, такая была у мальчишек забава, начал ковырять их, они взорвались. Остался Вася без глаза. Куда только бабушка моя ни возила мальчишку, ничем помочь не смогли. Вот и остался след войны навсегда. Голода наши края не знали. Спасали домашние животные. Мама нередко с шитым рюкзаком за спиной ходила пешком из Пекши на станцию Костерево на рынок, он находился возле остановки, в Центральном районе, приносила творог, молоко женщинам, работавшим на комбинате. Они ее ждали, вынимали сами у усталой девочки бидон, творог, сметану, давали ей буханку хлеба, сахар, мыло. Мама Лида шла в Костерево через рощу, речку Дудинку, везде был лес, солдаты, но грабежа, насилия не было, никто не обижал детей. Несмотря на войну, мама училась в школе, учились пекшинские дети на станции Болдино. Затем она окончила 8 класс в Костеревской Красной школе, так ее называли из-за цвета красного кирпича, сейчас школа отштукатурена (нынешняя Костеревская школа № 2), затем поступила в бухгалтерский техникум в г. Владимир. Бабушка Оля строго следила за ее образованием. После войны мама работала учетчицей на деревообрабатывающей фабрике в Москве. Там и познакомилась с моим будущим папой. Мы с братом Лёней трепетно храним все рассказы родителей, а когда вспоминаем рано ушедшего из жизни младшего брата Валеру, то всегда помним его голубые глаза, повторение дедушки Ивана и его добрый характер. Леня живет сейчас далеко в Америке, но это совершенно не повлияло на его отношение к истинным победителям в Великой Отечественной войне, к нашему народу. Мы каждый год с семьей бываем в деревне Пекша и возлагаем цветы у памятника, где написано имя моего дедушки и его земляков, чьи фамилии часто звучали в рассказах бабушки и мамы: Шалины, Аникины, Бирюковы… Когда читаю списки на памятнике в деревне Пекша участников Великой Отечественной войны, не вернувшихся домой, очень волнуюсь: Шалины, не вернулись 7 человек, Климовы -7 человек, Рубцовы – 4 человека. Выбила война из строя столько мужчин, отцов, сыновей! Разве это можно забыть! Светлая память им всем, испытавшим тяготы войны, потери, боль и страдания! Тот, кто не помнит прошлого, не будет иметь будущего.

 

Матюнина С. Б., директор МБОУ СОШ № 2. (из воспоминаний родных)

gallery/05

        Заслонивший грудью Москву...

Старший брат моей бабушки Анны Кузьминичны Башишкиной (урождённой Шувалкиной), Николай  Кузьмич Шувалкин был жителем деревни Норкино. В настоящее время это одна из деревень Петушинского района, расположенная северо-восточнее Петушков. Род Шувалкиных в Норкине коренной. В архиве Владимирской области есть документы, подтверждающие происхождение этого рода до седьмого колена от Николая и его братьев и сестёр. Нить родства тянулась с середины 18 века. Николай Кузьмич родился в 1919 году в семье Ирины Егоровны и Кузьмы Яковлевича Шувалкиных, пятистенный дом которых стоял «на светлой стороне» в северной части деревни. Николай был пятым ребёнком. Уклад жизни семьи сильно отличался от современного. Дети в семье Шувалкиных росли в атмосфере трудолюбия, трезвой жизни. Сыновей в семье всегда называли полным именем. Николай был голубоглазым, светловолосым молодым человеком высокого роста, имел красивый почерк, в деревне его уважительно звали «Кузьмич». Н. К. Шувалкин работал в колхозе «Путь Ленина», состоящем из жителей деревни. А между тем село солнце. Было 21 июня 1941 года. И завтра была война… Н. К. Шувалкин стал ополченцем 9-й Москворецкой стрелковой дивизии народного ополчения Кировского района. В июле 1941 г. дивизия была направлена  из  Москвы на лагерный сбор в окрестности  села Архангельского на Калужской дороге, в 35 км от Москвы. После двух недель  пребывания на  сборе последовал  марш в Малоярославец. В августе 1941 г. ополченцы приняли присягу. Наступил первый военный сентябрь. Война неуклонно набирала обороты. В сентябре после кратковременной боевой подготовки и строительства  оборонительных сооружений под Малоярославцем дивизия заняла рубежи северо-восточнее г. Ельни. 26 сентября 9-я дивизия ополченцев  была преобразована в 139-ю стрелковую дивизию и была направлена в состав Резервного фронта. Командиром этой дивизии был генерал-майор Б. Д. Бобров. 30  сентября 1941 года  воины 139-й стрелковой дивизии в составе трёх полков 1300-го, 1302-го и 1304-го прибыли на передовую в район г. Ельни. В составе 1304-го полка сражался рядовой  Николай Кузьмич Шувалкин. Он прислал родным всего три письма. Потом пришла похоронка, в которой сообщалось: «Пропал без вести…» 2-го октября 1941 г. дивизия под давлением противника отошла из междуречья Стряна-Десна на левый берег Десны. Полностью дивизия погибла в окружении южнее г. Ельни. Ельня – это российский город, основанный в 12 веке для защиты западных рубежей Отечества. Символично, что в Смутное время Ельня не раз переходила из рук в руки. В ноябре 1812 года в городе был штаб М. И. Кутузова – великого полководца Отечественной войны 1812 года. В 20 веке здесь шли ожесточённые бои Великой Отечественной войны. Трижды враги Отечества, наступавшие здесь, были разбиты ценой неимоверных потерь. В 1985 году в Ельне на окружной дороге был воздвигнут памятник погибшим  ополченцам 9 дивизии. Устремлены в небо штыки ополченцев. Памятник величественный и скорбный. 8 октября 2007 г. Указом Президента России за № 1346 Ельня стала городом воинской славы России. В настоящее время это районный центр Смоленской области. Но почему же старики Так плачут в мае от тоски? О том  однажды я подумал. (А. Розенбаум) Моя прабабушка, мать солдата, получала пенсию за погибшего сына. Когда Ирина Егоровна переехала в Петушки к дочери Анне, то в доме в передней на стене висел портрет Николая. – Вот мой кормилец, – говорила прабабушка. … Так и умерла Ирина Егоровна в 1968 году, не зная места гибели сына своего сына.

Источник: https://gazeta-pedagogov.ru/opolchenets-zaslonivshij-soboj-otechestvo/
© gazeta-pedagogov.ru

gallery/c18a333022661809b091d7020126311000
gallery/642sufdnocc

28 мая. Сегодня боец нашего отряда Владислав Козлов выполнил своё первое поисковое задание. После того, как он нашёл воинское захоронение в лесу у деревни Михейцево, он продолжил свой поиск. Вот история( с его слов) которую он записал сегодня в библиотеке клуба посёлка Труд.Сначала могилой занимался сельсовет, после окончания войны все данные отошли в военкомат . После войны за могилой начала ухаживать местная жительница , все называли её баба Соня . У бабы Сони не было родных , она ухаживала за чужими детьми и до конца жизни за этой могилой . После смерти бабы Сони обязанности по уходу за могилой отошли сельсовету , но после развала советского союза могилу забросили . Во время вырубки и вывоза деревьев могилу сравняли с землёй . 4 года назад работницы дома культуры п. Труд решили найти могилу и восстановить её . Им пришлось много времени потратить на то чтобы найти её в лесной чаще , могила же представляла собой остатки деревянного забора. Они поставили памятник , огородили могилу и немного расчистили территорию . Каждый год перед 9 мая они меняют венки , красят памятник , в общем приводят в порядок , в следующем же году планируют оградить металлическим забором и только рады узнать что-то новое о могиле и похороненным в ней солдате .Сейчас же могила служит ориентиром для местных жителей , а дачники , решившие сходить за грибами и ягодами или просто погулять по природе впервые увидевшие эту могилу немного пугаются и заинтересовываются ей.

 

19 июня.День всегда хороший ,особенно когда встречаешься с замечательными и интересными людьми. Сегодня с группой поисковиков мы выезжали в ДК пос.Труд на встречу с библиотекарем Маловой Еленой Алексеевной, которая вот уже четыре года, по собственной инициативе, вместе с Ольгой Алексеевной, работником этого же клуба, ухаживают за воинским захоронением,в лесу вблизи деревни Михейцево.

Елена Алексеевна рассказала, что об этом захоронении она знает ещё с детских лет. В пору её детства и отрочества за памятником ухаживали работники местного сельсовета, они же,работники сельсовета выезжали к памятному месту по праздникам, и обязательно каждый год 9 мая.Ухаживали за ним, хотя самого памятника не было. Был не большой холмик и оградка. Об этом ей рассказала Золотова Валентина Васильевна, в то время она была секретарём сельского совета и одновременно вела военно учётный стол. И вот каждый год она отчитывалась перед военкоматом о проделанной работе. За могилкой ухаживала ещё одна жительница посёлка Труд. В лихие 90 -е в месте захоронения стали валить лес, могилу примяли, а ограда ушла в цветмет. И вот 4 года назад Елена Алексеевна решила восстановить памятное место. Помогли местные охотники, они то точно знали где находилось захоронение. В те времена возле оградки стояла лавочка и они там частенько отдыхали. Елена Алексеевна и Ольга Александровна нахли старый без хозный памятник, отреставрировали его и установили на памятном месте. Вместо оградки вбили колышки,как бы обозначили границы по памяти. Памятник от просёлочноё дороги несли на руках.

Кто там похоронен Елена Алексеевна не знает, "по селу" говорят разное. Так известный краевед Романова Нина Трофимовна убеждена, что солдат погиб от гангрены, версии были разные, но точно должна была знать та женщина, которая ухаживала до 90-х за памятником, но она к сожалению умерла. Злые языки утверждают, что между ней и этим солдатиком была большая любовь.

Почему в лесу? Елена Алексеевна утверждает, что в годы войны у деревни Михейцево стояла на переформировании большая воинская часть, по её словам у этой деревни до сих пор сохранились старые окопы. Передвигались в то время солдаты в основном лесными тропами, для маскировки, вот поэтому и появилось захоронение вблизи просёлочной дороги. Пока ухаживают за памятником только эти две замечательные женщины, не хватает мужских рук. Ну что же теперь им будем им помогать мы - поисковики отряда "Возрождение". В посёлке Труд живёт наш боец Владислав Козлов, он с радостью согласился помочь. В планах сделать оградку буду просить директора колледжа и провести отпевание, за это взялся С.А.Гусаров.

gallery/v69h8ytbcro
gallery/foto_planedigged

Наша первая экспедиция

 

Раскопки самолета, разбившегося в 1944 году, проходили в 300 метрах юго-восточнее деревни Кузьмино Собинского района, на полях ЗАО «Невский», недалеко от места, где в годы Великой Отечественной войны располагался военный аэродром «Ундол». Операция, учитывая большую глубину, на которую ушла машина с пилотом, осуществлялась в два этапа — 12 и 13 октября и 18-19 октября. Останки летчика были найдены только на четвертый день раскопок. Трагедия с самолетом Ла-5 под управлением 24-летнего младшего лейтенанта Матвея Телицина произошла около 5 вечера 5 июля 1944 года. В этот день в Высшей офицерской школе, базировавшейся на аэродроме «Ундол», проходила сдача летчиками госэкзаменов. «В ходе сдачи экзаменов слушателями выполнялось упражнение №39 программы школы (воздушный бой). Младший лейтенант Телицин в процессе воздушного боя со своим ведущим - младшим лейтенантом Терехиным снизились до предельно малой высоты 1000-900 метров, установленной для данного упражнения. С аэродрома паре была дана команда на прекращение воздушного боя и наборе высоты 2000 метров, однако пара данную команду не выполнила. Младший лейтенант Терехин подал команду младшему лейтенанту Телицину об окончании воздушного боя и заходе на посадку. Телицин после полученной команды сделал резкий поворот вправо с сильным креном и потерей скорости, в результате чего самолет Ла-5ФН (заводской номер 3921ФН2416) перешел в штопор и врезался в землю», - описывает обстоятельства случившегося в своей книге «Мы не все вернулись из полета» командир владимирского поискового отряда «Небо Родины» Евгений Агафонов. Падение самолета Телицина в штопоре с 600-метровой высоты продолжилось не более 2 секунд. Упал истребитель на картофельное поле, в болотистую почву клязьминской поймы, и ушел очень глубоко в землю. По этой причине, согласно аварийному акту, составленному после катастрофы, тело летчика из обломков извлечь не удалось. Матвей Петрович Телицин родился в 1920 году в селе Березово под городом Шилово Рязанской области. Перед войной он, его отец, брат и мачеха проживали в Москве, в Марьиной роще. В Красной Армии Матвей с 1941 года, окончил с отличием Борисоглебскую ордена Ленина Краснознаменную военную авиационную школу пилотов, с 18 мая 1944 года был слушателем Высшей офицерской школы воздушного боя ВВС КА на аэродроме «Ундол». На момент гибели имел общий налет 75 часов 50 минут. «Техника пилотирования отличная, дисциплинирован. Летное дело любит, в полетах не устает. На данном самолете летает с 25.6.44 г... Летных происшествий не имел... По знанию теории полета проверялся инструктором лейтенантом Лысенко. Оценка хорошо. Применение на практике — хорошо. Освидетельствование здоровья производилось Борисоглебской школьной комиссией. Состояние здоровья хорошее», - следует из аварийного акта Высшей офицерской школы воздушного боя ВВС КА. Что случилось с Матвеем Телициным и где он погиб, его родственники не знали. В семье по какой-то причине считали, что он погиб в июле 1944 года, вылетев на самолете из Тамбова. Отец пилота — Петр Телицин, также участник Великой Отечественной, до своей смерти в 1974 году очень тосковал по сыну. В их родовом доме в Березово среди фотографий висел большой рисованный портрет летчика в военной форме с лейтенантскими погонами. Не был увековечен пилот и на воинском захоронении в селе Ворша, где покоятся останки погибших пилотов Высшей офицерской школы. Заниматься этой историей владимирские поисковики начали более пяти лет назад. В Центральном архиве министерства обороны РФ исследователем истории авиации во Владимирской области Евгением Агафоновым были найдены документы о происшествии 5 июля 1944 года со схемой места катастрофы и его фотографиями. В мае 2016 года имя Матвея Телицина было увековечено на мемориале в селе Ворша. В январе 2017 года благодаря рязанским журналистам в городе Шилово были найдены племянник и внучатая племянница пилота. Они передали во Владимир фотографии Телицина, хранящиеся в семейном архиве. Найти давно запаханное место падения Ла-5 владимирские поисковики пытались около 3 лет. За 70 с лишним лет местность возле аэродрома «Ундол» изменилась. Болотистые пойменные поля подверглись мелиорации, поменялась сеть дорог, исчезли строения, отмеченные на схеме аварийного акта. Удачей увенчалась одна из разведывательных поисковых операций в конце сентября 2019 года на полях ЗАО «Невский», недалеко от бывшего аэродрома «Ундол». В одном месте глубинный металлоискатель показал большое скопление металлических предметов. Был заложен небольшой шурф, в котором сразу были обнаружены фрагменты самолета. Полноценная поисковая операция началась 12 октября 2019 года. В ней приняли участие около 70 поисковиков из разных отрядов, входящих во Владимирскую областную общественную организацию «Поисковое объединение «Часовые памяти». Участие в раскопках приняли сотрудники главного управления Следственного комитета Владимирской области. Помощь в организации операции оказала администрация Собинского района, Воршинского сельского поселения, ЗАО «Невский», комитет по молодежной политике владимирского Белого дома. Кроме этого, на место падения Матвея Телицина из Рязанской области приехали его ближайшие родственники - племянник Александр Телицин и внучатая племянница Марина Долгополова. На второй день раскопок из земли с глубины 4 метров были подняты фрагменты крыльев бензобака и мотора истребителя. На одном из них была выбит номер двигателя: «8213140», который значился в аварийном акте Ла-5 Матвея Телицина. На другой детали был проставлен номер его истребителя: «24.16». Таким образом было получено неопровержимое доказательство, что поисковики нашли именно тот самолет, который искали. Останки летчика удалось обнаружить только на четвертый день раскопок — 19 октября 2019 года — на глубине 9 метров. Чтобы поднять их с такой отметки, понадобился экскаватор, который был предоставлен компанией ООО «Игматэкс». Вместе с летчиком были подняты фрагменты его одежды, экипировки, лейтенантские погоны, парашют. Из личных вещей были обнаружены: портсигар с 8 папиросами, книга-руководство по обустройству партизанской землянки, топографические карты, свидетельство парашютиста ВВС РККА, расчетная книжка офицерского состава Красной Армии, более 1200 рублей различными купюрами, облигации госзайма, несколько монет, кандидатская карточка ВКПб. На расчетной книжке есть запись, сделанная карандашом: «Телицин Матвей Петрович». Останки летчика в настоящее время находятся на временном хранении. Родственники изъявили желание захоронить Матвея Телицина в его родном селе Березово Шиловского района Рязанской области, рядом с могилой отца и брата. В настоящее время идет подготовка к церемонии передачи останков и погребению.

gallery/4