gallery/y7eszz68kpm

ОПОЛЧЕНЦЫ ПЕТУШИНСКОГО РАЙОНА

ЖДИ МЕНЯ, И Я ВЕРНУСЬ...

gallery/maxresdefault
НИ ЧТО НЕ ЗАБЫТО, НИ КТО НЕ ЗАБЫТ

САЙТ ОБ ОПЛЧЕНЦАХ ПЕТУШИНСКОГО РАЙОНА

ПАМЯТИ ОПОЛЧЕНЦЕВ

 

Мой отец - ополченец 

Мой отец - ополченец. И мама - "героиня". Вот их история. 
1931 год. 20-летняя пара из д. Кибирево сыграла свадьбу. Молодых влюблённых звали Василий Афанасьевич Ефремов и Александра Ивановна Овсянникова. Это были мои родители. А поскольку к тому времени их родители были репрессированы с конфискацией, то молодой семье пришлось начинать свою жизнь с нуля. Они получили земельный участок на ул. 2-й Советской, ныне Владимирской, в пос. Петушки Московской области и сразу стали строить свой дом. Отец работал в созданной в то время потребительской кооперации одновременно экспедитором, снабженцем, продавцом и "водителем лошади", ухаживая за лошадью и держа её в своем дворе. По тому времени это была немаловажная должность, так как другого транспорта тогда просто не было. 
В 1938 году, после смерти нашего деда Ивана Мироновича Овсянникова репрессированного и сосланного в Архангельск на строительство Беломорканала, к нам приехала его теща Клавдия Степановна с малолетними дочерьми Татьяной и Верой. Нашему отцу пришлось срочно построить еще небольшой дом для них на ул. Кирова. Ни лишних средств, ни наследства у него не было. Мама рассказывала, что на стройку уходили все заработки. Приходилось продавать, как тогда говорили, "последнюю рубашку", даже самое дорогое – подаренные в девичестве отцом золотые серёжки. 
Таким образом, с 20 до 30 лет они с мамой успели построить два дома, посадить два сада и родить нас – четверых детей. И мечтали, мечтали о дальнейшей благополучной спокойной жизни и достойном воспитании детей. 
Но этому не суждено было случиться. В одну ночь, 22 июня 1941 года, всё оборвалось. Началась война. Когда в августе мама провожала отца в ополчение, уже начали приходить вести о гибели наших солдат. Никто еще не воспринимал реальной опасности, и отец успокаивал маму, что это какие-нибудь ротозеи, а он-то обязательно и скоро вернётся к ней... Тем более, что ополченцев предполагали использовать не в боевых действиях, а на охране общественного порядка и стратегических объектов. 
Предположительно отец был зачислен в 8-ю дивизию 33-й армии, сформированную Краснопресненским районом Москвы в августе. В неё вошли преимущественно совершенно не подготовленные к боевым действиям рабочие и интеллигенция Красной Пресни - студенты, аспиранты, профессора МГУ, консерватории, геологоразведочного и юридического институтов, члены Союза писателей, артисты, работники "Союзмультфильма", вчерашние школьники. Весь сентябрь они рыли окопы. Не хватало лопат, приходилось заимствовать у местных жителей. У многих уже износились обувь и одежда. 
Военная история этой дивизии очень короткая. Дивизия погибла за два дня - бойцам не хватало даже винтовок, однако, когда прорвались танки гитлеровцев, наши ополченцы, не имевшие боевого опыта, встали на пути врага живым щитом. Это был их единственный, первый и последний бой. Шесть тысяч бойцов 8-й дивизии полегли под Ельней и Вязьмой, закрыв собой дорогу в Москву. 
Вот слова из книги "Прикосновение к войне" ополченца В. С Розова: "...Я думал, что выражение "кровь лилась рекой" - это только поэтическая вольность, эффектная метафора. А когда на Смоленской дороге в октябре 1941 года нашу Краснопресненскую дивизию, окружённую врагами, потерявшую почти всё оружие, сбившуюся в кучу всё туже и туже, стали расстреливать из пулемётов, миномётов, автоматов, когда нас стали, как разваренную картошку, толочь танками, как толкушкой, я полз в придорожной канаве через трупы, и мой ватник набух от крови густо и тяжело. И поэтическое выражение в своей реальности выглядит нехорошо, даже кощунственно. Кощунственно от того, что поэтически оно красиво". 
Самое массовое захоронение 8-й дивизии - с. Коробец. Почему могила такая широкая? Копали её ночью, чтобы немцы ничего не заподозрили. Был приказ не хоронить, а сжечь, и пепел отправить в Германию на удобрение. Их хоронили дети-школьники и женщины села. Весь октябрь возили тела погибших солдатиков на деревянных корытах. Ельницы, спасибо им, поставили памятник. 1400 человек там лежат. Так погибла 8-я стрелковая дивизия. Она была брошена на верную гибель, без флангов, без тыла, без боеприпасов и без продовольствия. 
Наш отец успел написать с фронта два письма. Первое письмо, адресованное жене и нам, детям, к сожалению, не сохранилось. А вот второе, к маме, Анне Ивановне Ефремовой, наша бабушка хранила до конца своих дней, живя в Свердловске, куда их семья переехала из д. Кибирёво, спасаясь от репрессий. После её кончины это письмо досталось мне. И теперь это - самая драгоценная наша семейная реликвия. Мы его бережно храним и каждый год 9 мая в кругу семьи, с сыновьями (один из них тоже Василий), внуками, а теперь уже и с правнуками торжественно зачитываем со слезами на глазах. 
Вот оно. Пожелтевший тетрадный листок с потёртыми углами от треугольного конверта. Красивый каллиграфический почерк. Ни одной орфографической ошибки и слово Мама везде с заглавной буквы. Написанные химическим карандашом строчки полны любви к жизни, дорогим близким. 
"Здравствуйте, дорогие родные: Мама, Катя, Оля... Шлю я вам большой привет. Сообщаю, что я в настоящее время мобилизован в Армию с 26 августа, нахожусь по направлению к Смоленскому фронту. Учимся, роем окопы, питаемся хорошо, так что пока ничего. Что дальше - неизвестно. Я сам на себя удивляюсь. Дома я все лето болел малярией. А здесь нет. И находимся все время на воле. 
Домой я письмо послал. Не знаю, получили или нет. Не знаю, как там живут без меня. Сено на корову мне наготовить пришлось мало, и я велел Шуре продавать корову или как хочет сама. Она теперь хозяйка. Детишки все были здоровые и хорошие. Слез было много, но что делать. Я не один. Значит, так надо. 
Мама, может быть, желаешь, поезжай жить к Шуре. 
Нахожусь я большинство со своими ребятами из Петушинского района, так что сообщить можно друг о друге. 
Но пока до свидания. Адрес мой: Действующая армия, полевая почта, 33-23 саперный полк. Ефремову В.А. Пишите, жду. 
5 сентября 41г." 
И всё... Дальше пришло только короткое извещение: "Пропал без вести." Для мамы это были и надежда, и горе. Она разыскивала его и встречалась с несколькими уцелевшими и вернувшимися домой однополчанами в Петушках и в Покрове. Их скупые рассказы рассеивали надежду. Судьба 23-го сапёрного полка была трагична: с сапёрной лопатой они не могли противостоять вооружённому "до зубов" врагу. Но их стойкость и участие в битве за Москву, без сомнения, нужно считать подвигом. 
Не меньший жизненный подвиг совершила и наша мама Александра Ивановна, у которой из всей личной жизни были только мы - её дети. До конца своих дней, до 87 лет, она была верна своему мужу и в тайне надеялась, что он где-нибудь жив. Ведь были же и такие случаи. Даже и сейчас нам трудно осознать, что ей пришлось пережить, чтобы достойно нас воспитать и дать образование. Довелось ей разгружать вагоны, содержать большой огород и подворье, сдавать квартирантам почти все углы дома, а ночами шить для людей за мизерную плату. Благо, что она была смолоду искусная портниха. 
Так как же можно не чтить, не преклоняться перед их памятью! Они - это славная и трагичная история Петушинской земли. Это им я посвятила своё скромное стихотворение. 
Вы были счастливы и юны, 
И жизнь была надежд полна 
В ту ночь короткую июня, 
Когда обрушилась война. 
Она жестоким ураганом 
По вашим судьбам пронеслась. 
Земля горела под ногами, 
И кровь невинная лилась. 
Нет ни в живых, ни в списках павших... 
Но ждёт с войны жена солдата. 
И строчка "Без вести пропавший" 
К нам в дом бедой пришла когда-то. 
Нет отца, и нет могилы 
Ни в земле, ни под луною... 
Вижу, как сейчас, что был он, 
Помню, как играл со мною. 
Четыре года грозной битвы: 
Вставай, огромная страна! 
За всех пропавших и убитых, 
Враг получил за всё. Сполна! 
И мама наша - героиня! 
Растила нас и подняла. 
Все трудности переносила 
И до конца ждала, ждала... 
Большое спасибо всем инициативным людям, которые своё сердце, силы, энергию, время отдают делу сохранения памяти об ополченцах. Искренняя признательность сыну ополченца Игорю Владимировичу Меликову - члену-корреспонденту Академии наук авиации и воздухоплавания, который в своей книге "Ополченье, где ты? Отзовись!..." откровенно, правдиво, без прикрас, описал судьбу ополченцев 1941 года, уделив много внимания нашим петушинцам. Совсем молодой человек, комиссар поискового отряда "Броня" Алексей Самохвалов для многих из нас стал поистине родным. Он принял участие в составлении Книги памяти ополченцев, изготовил карты-плакаты героического и трагического пути, сам со своим отрядом не раз обследовал этот путь, находя пробитые пулями каски, штыки и другие бесценные свидетельства тех боёв. Мне он показал на карте предполагаемое место гибели нашего отца. 
А перед Анатолием Васильевичем Гавриловым - по праву Почётным гражданином города и района, участником той войны, председателем Петушинского городского совета ветеранов, мы в неоплатном долгу. Благодаря ему найдены и занесены в Книгу Памяти священные имена ополченцев, в том числе и нашего отца Ефремова Василия Афанасьевича. Это именно А. В. Гаврилов выступил с предложением об объявлении 4 октября районным Днём памяти петушинских ополченцев. 
Слова признательности хочется адресовать нашему общественному деятелю, председателю совета ветеранов правоохранительных органов Сергею Александровичу Гусарову, который ежегодно с инициативной группой Московской области ездит в Смоленскую область на места гибели ополченцев, чтоб почтить их память. 
Особый поклон - жителям Смоленской области, которые хранят память и берегут места гибели наших отцов... 
Е. СЕКРЕТОВА-ЕФРЕМОВА, 
дочь ополченца, член президиума районного совета ветеранов, Почётный гражданин района.

 

gallery/screenshot_1

ПИСЬМА С ФРОНТА

gallery/kpo

Письма ополченцев 

Подлинные свидетельства скорбных дней Великой Отечественной – письма ополченцев… Перечитаем их. Они тем более нужны нам сейчас, когда ушел из жизни Юрий Иванович Егоров - последний ополченец нашего района… Если кто-то думает, что с его уходом закончилась поисковая работа, что через несколько лет по естественным причинам некому будет прийти и рассказать учащимся о своих родителях - ополченцах, он ошибается… У них есть внуки и правнуки. Есть неравнодушные люди. Например, в Петушинскую среднюю школу постоянно приходят Е. В. Секретова, С. А. Гусаров – родственники павших за Родину ополченцев…. 
Отец Е. В. Секретовой Василий Афанасьевич Ефремов написал близким письмо с фронта. Его бережно хранили, копию письма Евгения Васильевна передала в наш музей «Школьные страницы», чтобы помнили… 
В год смертельной опасности для страны В. А. Ефремов думал не только о себе… Так поступал не он один… 
«В каждом письме отец выражал уверенность, что мы разобьём врага»,- вспоминали потом дочери ополченца Луки Никитовича Зайцева, воина 1899 года рождения. 
«… я хочу вам сказать, любите вы друг друга и уважайте». Это слова из письма Егора Максимовича Гаврилина, ополченца 1902 года рождения, которому пришлось побывать даже в плену… 
А как старался подбодрить жену Пелагею Яковлевну Сергей Иванович Кротов! «Поля, про себя писать особенно нечего. Живу хорошо, питаемся неплохо. Работаю старшиной обозного взвода (…) Да, недолго осталось, враг в недалеком будущем будет разбит, постараемся это показать на деле». 
«Желаю быть здоровыми и не падать духом, враг будет побежден»,- это строки из письма другого ополченца Сергея Ефимовича Хромова… 
77 лет исполнится в этом году подвигу петушинских ополченцев. Уходят годы, но кажется, что мы недостаточно увековечили их память… Достойны ли мы вообще их памяти? Нам сейчас светит солнце, мы можем жить... 
С. РЯБОВА, 
г. Петушки.

gallery/39371f3f7de4f5ce2916050f5944b67f_260x270
gallery/hkbbkpykwnw